График подписавших письма за и против Столлмана

График подписавших письма за и против Столлмана на момент написания этого поста

Сообщается, что GNOME Foundation, KDE e.v, Tor Project, the EFF, OBS Foundation, Red Hat, SUSE, Mozilla и X.org Foundation опубликовали заявление, в котором выразили благодарность всем, кто принял участие в проведённой ими кампании по травле 68-летнего человека с синдромом Аспергера, которая довела бы большинство других людей до самоубийства. В заявлении также выражается благодарность всем принявшим участие в распространении культуры отмены, кампании по травле и самосуде.

(первоапрельская шутка1)

Происходящее сейчас с Ричардом Столлманом и Фондом свободного ПО (Free Software Foundation — далее FSF) не слишком заметно людям, далеким от этого самого свободного ПО, точнее далеким от его разработки, поскольку пользуются им на данный момент так или иначе почти все. И те перемены, которые сейчас происходят, или хотят произойти, коснутся так или иначе почти всех. О серьезности ситуации позволю себе процитировать себя же2:

Можно возразить, что уж кто-кто, а FSF свободу ПО ущемлять не будет, но не всё так просто. Во-первых, где гарантия, что вместо фанатичных, но всё же вменяемых, гиков к руководству фондом не придут какие-нибудь упоротые и не забабахают неприемлемую для зависимых проектов, а главное — несовместимую с приемлемыми, новую лицензию? Во-вторых, где гарантия, что по глупости, или злому умыслу, FSF внезапно не случится банкротом, и его «интеллектуальная собственность» не пойдет с молотка?

И вот теперь мы наблюдаем смену руководства Фонда СПО (это уже кроме собственно Столлмана): сначала ушел исполнительный директор John Sullivan3, затем заместитель директора John Hsieh и технический директор Ruben Rodriguez4. Каким будет новое руководство, какие цели оно будет ставить, и во что превратится Фонд, имеющий возможность единым махом сменить лицензии на весь софт проекта GNU, — все это сейчас неизвестно. Понятно, что ничто не вечно под луной, но тут мы наблюдаем не естественную эволюцию, а переворот (если не рейдерский захват, о чем далее), и с преемственностью политики Фонда могут быть проблемы.

Ниже я попробую описать ситуацию достаточно подробно для тех, кому аббревиатуры RMS, FSF и GNU ничего не говорят.

Преамбула

Чтобы все ниженаписанное не воспринималось как батхёрт белого цисгендерного мужчины, первым делом рекомендую открытое письмо в защиту Столлмана, написанное Leah Rowe — трансгендерной персоной5, что имеет значение в данном случае, поскольку среди прочих смертных грехов Столлману вменяют и трансфобию. Я с ней не во всем согласен, к тому же письмо, на мой вкус, излишне эмоционально, но его как минимум следует прочитать тем молодым людям, которые на стороне «новой этики» против всего непрогрессивного.

Ситуация

Предыстория

На самом деле, Столлман и FSF не первые ласточки в войне «новой этики» и свободного ПО.

  • В 2014 году руководитель Mozilla Брендан Айк (Brendan Eich), создатель языка JavaScript, уволен за неодобрение однополых браков6. Однополые браки он действительно не одобрял, однако о какой-либо дискриминации геев с его стороны на работе ничего не сообщалось.

  • В 2018 году «отходит от дел» (к счастью временно) Линус Торвальдс7, поскольку его манера выражаться стала неприемлемой для нового поколения разработчиков. С этого момента разнообразные CoC стали непременным атрибутом открытых проектов.

  • В 2020 году из OSI был удален8 Эрик Реймонд, один из основателей этой организации. Разногласия случились именно по этическому вопросу — Реймонд выступал против любой дискриминации в лицензиях, подпадающих под критерии этой организации; его противники выступали за возможность «позитивной» дискриминации.

Это только самые яркие фигуры. На уровне проектов поменьше скандальных уходов было много больше.

Даже удивительно, что Столлман, с его эксцентричностью и пренебрежением условностями, так долго продержался. Но вот очередь дошла и до него.

Столлману вменяются высказывания в защиту покойного Марвина Мински9, его друга и известного ученого в области Computer Science, в которых RMS предполагает10, что Мински не знал, что девушка, предложенная ему Эпштейном11, находится под принуждением. Впоследствии, правда, выяснилось, что Мински вообще отказался от сексуальных услуг, так что его имя полоскать более-менее перестали. Кроме того, Столлман высказывался примерно в том духе, что изнасилование человека, достигшего 18 лет, не менее отвратительно, чем не достигшего (тут надо помнить тот момент, что в США возраст согласия варьируется от штата к штату и вызывает постоянные дискуссии…), речь в контексте шла именно о возрастах вблизи этой границы, конечно, а не о детях.

Впрочем, эти высказывания послужили лишь спусковым крючком для более привычных обвинений в мизогинии, трансфобии и тому подобное. Которые так же основывались на реальных высказываниях, но выдернутых из контекста и очень, очень сильно натянутых. Реальная позиция RMS по этим вопросам более чем либеральна, но без «позитивной» дискриминации и с называнием вещей своими именами.

Вообще, моральная паника по поводу дела Эпштейна была крайне велика, и ничего удивительного, что под раздачу попали все, каким-либо краем задетые, даже не имеющие прямого отношения. Это позволило смягчить скандал для политической элиты, которая была задействована непосредственно.

  • В сентябре 2019 года Ричард Столлман принял решение о снятии с себя полномочий президента Фонда СПО и об уходе из совета директоров данной организации12. При этом оставшись руководителем проекта GNU.

Наши дни

  • В марте 2021 года Ричард Столлман в своём выступлении на конференции LibrePlanet 2021 объявил о возвращении в совет директоров Фонда свободного ПО. Не в президенты Фонда, а всего лишь в совет директоров.

И тут началось.

Застрельщиками выступили13 Software Freedom Conservancy (SFC) и вышеупомянутая OSI, откуда год назад выгнали Реймонда. К ним присоединились и другие организации, список большой. Так же было опубликовано открытое письмо со сбором подписей14. Что характерно, сейчас в первую очередь идут в ход обвинения именно в мизогинии, трансфобии и эйблизме, а защита Мински скромно прячется за словом «other»:

He has shown himself to be misogynist, ableist, and transphobic, among other serious accusations of impropriety.

Ну и требования, конечно, из разряда «помидорами не отделаетесь»:

We are calling for the removal of the entire Board of the Free Software Foundation. These are people who have enabled and empowered RMS for years. They demonstrate this again by permitting him to rejoin the FSF Board.

Наиболее серьезная проблема для FSF, наверное, не письмо (тем более, что появилось и контрписьмо15 — в защиту Столлмана, быстро набравшее большее количество индивидуальных подписей), а то, что организации, в числе которых, например, Red Hat и Mozilla, объявляют о полном разрыве отношений.

И ключевое слово тут «организации». И кстати, через организации же идет наезд на подписантов письма в поддержку RMS — угрожают сообщить работодателю, что его сотрудник является трансфобом16 (впрочем, среди подписантов заметна доля неамериканцев, которым эти угрозы не так страшны).

  • Так или иначе, а руководители FSF уходят в отставку, как я уже писал в самом начале, и весь совет директоров будет переформатирован в ближайшее время17.

Политика

SJW

В интернете никто не знает, что ты собака

Что же такое происходит, и почему лидеры свободных проектов не могут ужиться с борцами за социальную справедливость? Как я уже говорил, это коснулось не только RMS

Многие знают выражение: «В интернете никто не знает, что ты кот», в оригинале «никто не знает, что ты собака» (ссылка на картинке справа). Долгое время в свободных проектах исповедовался принцип, который можно сформулировать как: «В интернете никого не интересует, что ты кот, покажи код». Результат, программный код или другой вклад в проект, был критически важнее личности того, кто этот вклад внес. Нетрудно догадаться, что этот принцип крайне сложно помирить с любыми формами дискриминации, включая «позитивную».

Кроме того, культура СПО выросла из хакерской культуры и раннего интернета, где не слишком-то ценились дипломатия и вежливость. Было принято обо всех вещах говорить прямо и, что уж стесняться, грубо. По возможности, конечно, не опускаясь до перехода на личности.

Столкновение культур было неизбежно.

— Вот, я сделяль.

— Твой код — дерьмо.

— Но я уникальная тонко чувствующая личность!

— А код дерьмо.

— Но я угнетаемое меньшинство!!!

— А код дерьмо.

В общем и целом, индивидуалистичная и аналитическая культура свободного ПО и раннего интернета, где результаты работы оценивались вне всякой связи с личными качествами работника (а вот в обратную сторону личность по результатам работы очень даже оценивалась), а ценности свободы считались перпендикулярными и не противоречащими другим ценностям, столкнулась с набирающей силу синтетической культурой современности.

Свободные проекты до последнего времени представляли собой оазисы почти чистой меритократии (почти, потому что всегда было явное или неявное преимущество основателя). Меритократия в данном случае трактуется как система управления, где статус и степень влияния человека зависит почти исключительно от его вклада в общее дело. Естественно, такая система не со­в­мес­ти­ма с принципами «социальной справедливости», где статус человека определяется в первую очередь исходя из его принадлежности к тем или иным («угнетенным» или «привилегированным») группам.

Человек, поверхностно знакомый с миром СПО, мог неоднократно встречаться с термином «великодушный диктатор» в отношении лидеров и основателей свободных проектов. Но термин может ввести в заблуждение — на самом деле ни один из них не проявлял и не проявляет «диктаторских замашек», иначе эти проекты просто не смогли бы развиться до более-менее значимых масштабов. Умение работать с людьми и дипломатия всем им присущи, но — в рамках и контексте гик-культуры.

При этом надо понимать, что никто, даже представители самых угнетенных групп, не рождается с готовым умением писать код. Поэтому стадию «Твой код — дерьмо» проходят все, но в старом обществе это считалось приемлемым как часть обучения и становления.

Итак, свобода, equality и прямота против групповой идентичности, equity и политкорректности.

Организации

Казалось бы, организациям-то что за дело до личных качеств Столлмана или Реймонда? В конце концов ими руководят не юноши с горящим взором, а люди опытные и тертые, и не такое видавшие… Однако, как показывает практика, в современном мире именно организации оказываются крайне неустойчивыми к воздействию моральной паники. Организациям нужны деньги на поддержание самого факта своего существования (индивидуальным людям тоже нужны, но в современном западном обществе прямо вот сдохнуть с голоду не так и просто), некоммерческие организации зависят от взносов, коммерческие — очень часто от своего положения на бирже — им опасна не потеря клиентов (маловероятная), а потеря доверия акционеров и кредиторов. Отсюда паническая боязнь любых скандалов и забеги впереди SJW-паровоза.

Кроме того, некоммерческие организации финансируются коммерческими, причем в нашем случае… теми корпорациями, которые еще недавно открыто воевали со свободным ПО как с угрозой их бизнесу. Сейчас пообвыклись, приняли его как данность и, вроде как, перекрасились…

Тема корпораций как раз главная в письме Leah Rowe5 — прочитайте, кто еще не; в частности о том, кем финансируются организации типа OSI и отдельные активисты. Я, правда, не думаю, что корпорации инициировали эту историю, но вот то, что они воспользовались атакой SJW — не сомневаюсь.

И то, что корпорации научились жить и работать со свободным ПО, практически ничего не меняет. Они неизбежно хотят эту отрасль контролировать, даже если отказались от идеи иметь все в собственности. Они могут позволить себе как дорогостоящие игры «общественным мнением», так и дорогостоящие юридические игры. Чего не могут себе позволить ни индивидуальные разработчики, ни независимые фонды, если они не финансируются корпорациями же. CoC и SJW просто становятся такими же инструментами, как до последнего времени был патентный троллинг — даже если ты во всем прав, если ты частник или небольшая компания, разоришься раньше, чем докажешь свою правоту.

Причем здесь корпорации, помимо бо́льших денег, имеют еще одно преимущество перед мелкими игроками: абсолютная заменимость всех сотрудников, включая топов, дает неуязвимость перед их разоблачениями (а для самих топов есть золотые парашюты). А еще абсолютная заменимость вкупе с «культурой отмены» дает отличный рычаг воздействия на своих сотрудников, благо «новая этика» не считает ложные обвинения чем-то предосудительным.

Так что, представляется мне, корпорации являются активной стороной в этом конфликте, и совсем-совсем не пострадавшей.

Развитие событий

Изменения будут. Пусть даже в краткосрочной перспективе не слишком заметные.

Даже если принять как постулат благонамеренность всех сторон, уступки политкорректности со стороны сообщества не пройдут даром. Как минимум увеличится бюрократия и ухудшится качество кода. Просто за счет согласований и принятия во внимание не относящихся непосредственно к делу факторов. Будут уходить ведущие мейтейнеры, которые не подписывались на эти политические игры.

Будет усиление роли корпораций в ключевых вопросах, уже хотя бы потому, что им хватит авторитета проводить свои решения через разросшиеся комиссии и комитеты.

Основатели и нынешние лидеры больших проектов будут сваливать на заслуженный отдых. Они уже это делают, ибо возраст, но нынешняя ситуация ускорит процесс.

Это все в краткосрочной перспективе и без худших сценариев, вроде резкой смены лицензии.

Лицензии

Гораздо опасней другое: давление на СПО продолжится, и требования сменить базовую лицензию на «этичную», или же сделать таковой следующую версию GNU GPL, обязательно будут. Удастся ли этому противостоять? Будет ли такое желание у нового руководства FSF? И тот же самый вопрос относительно лицензионной политики крупных проектов, особенно тех, кто практикует передачу прав на код.

Если же смена лицензий будет протащена, это будет кошмаром для индустрии. В первую очередь для мелких и средних предприятий IT, но зацепит вообще всех. В отличие от того же CoC, лицензия — это юридически значимый документ, и чтобы не стать добычей троллей, следует соблюдать, причем доказательно, каждый ее пункт. В случае любых непоняток с лицензиями юридическому лицу дешевле полностью отказаться от свободного ПО и закупить лицензии от коммерческих вендоров практически по любым ценам. А непонятки будут.

Копилефт-лицензии требуют, чтобы производные работы, или ПО, в которое включено данное как составная часть, использовали ту же самую лицензию. Такова, например, GNU GPL.

Пермиссивные лицензии не ограничивают лицензирование производных и составных работ. Наиболее популярные примеры: лицензия MIT и семейство лицензий BSD.

Что такое «этичные» лицензии? Это лицензии, базирующиеся на свободных, неважно, копилефт или пермиссивных, но накладывающие дополнительные ограничения на использование. Обычно на конкретные действия, или область применения (например, наркоторговлю или войну). Что с ними не так? В случае запрета действий, уже запрещенных законодательством цивилизованных стран, они бесполезны — для наркоторговца нарушение какой-то софтовой лицензии вообще не будет проблемой. В случае же, если эти действия не запрещены, надо полагать, что общественного консенсуса о их неэтичности не сложилось, соответственно найдутся люди и проекты, которые с вашим пониманием этичности не согласятся, зато будут иметь какое-то свое понимание18… В итоге неизбежная несовместимость. ПО под такими лицензиями не будет использовать ни один серьезный открытый проект, и тем более не будет использовать бизнес.

Кроме того, с большой вероятностью такая лицензия будет иметь множество юридических недоработок и серых зон, что с одной стороны помешает ее эффективно защищать, а с другой — добавит рисков потенциальным пользователям. Сюда же добавим потенциальные проблемы с локальными законодательствами разных стран. Особенно, если понимание «этичности» в лицензии подразумевает какую-либо «позитивную» дискриминацию.

Когда речь идет об условном калькуляторе, или даже о более серьезном, но продукте для конечного пользователя, это все — проблемы автора и его пользователей. Но если речь идет об инфраструктурном софте (таком, какой входит в проект GNU), условия лицензии по цепочке затрагивают и всех, кто его использует косвенно. В случае проекта GNU это может стать огромной встряской для всего сообщества. И именно здесь лицензированием полностью распоряжается FSF (такой опасности нет, например, в случае ядра Linux, поскольку там не практикуется передача прав, и они принадлежат всему огромному множеству авторов понемножку — перелицензирование по факту просто нереально).

В общем-то, резкая смена лицензии GNU приведет к встряске и отказу многих от свободного ПО, даже если новая лицензия не будет вводить дополнительных ограничений. Достаточно отсутствия ее полной совместимости с текущей. Это пока не самая вероятная угроза, но вполне реальная и из таковых самая страшная.

Управление

А вот проблемы с управлением свободными проектами весьма и весьма вероятны. Хотя бы потому уже, что других схем, кроме меритократии, не наработано, а она подвергнется (уже подвергается) серьезному давлению. Руководители проектов будут вынуждены заниматься политикой, или нанимать большой штат юристов. Или же, что наиболее вероятно, всем этим придется заниматься различным фондам. Само по себе это и неплохо, но, как я уже говорил, вопросом выживания станет финансирование — самих фондов и юристов. Что неизбежно повысит вес корпораций, дающих деньги…

Это в хорошем варианте.

В плохом варианте к руководству проектами придут наиболее громкокричащие активисты, коммиты начнут приниматься/отвергаться не по техническим соображениям, а по политическим и так далее. Или, как минимум, политическим («этичным» на новоязе) станет порядок рассмотрения коммитов. И это не избавит проекты от «этических» претензий, скорее умножит их число, поскольку апелляция к сугубо техническому порядку перестанет быть правдивой, а следовательно и действенной. Спасение новое поколение, естественно, будет видеть в увеличении бюрократии, а также создании фондов и привлечении корпораций. Ах да. Оно еще может захотеть привлечь к этому делу государство. Даже наверняка захочет, как только придумает как. И это будет плохо для всех, кроме крупнейших корпораций.

Все это, конечно, устроит не всех, и будут плодиться форки. Что само по себе не так уж плохо и, через некоторое время, приведет к новому устойчивому состоянию. Но за это некоторое время позиции свободного ПО будут существенно ослаблены.

Цепная реакция

Уменьшение пользовательской базы приведет к разорению/перепрофилированию небольших коммерческих предприятий, занимающихся доработкой/сопровождением СПО за деньги. Что в свою очередь повысит риски использования СПО для бизнеса и еще сильней уменьшит пользовательскую базу.

В мире софта это вообще так работает: чем программа популярнее, тем она популярнее, и наоборот.

Почему это важно для всех?

Кто-то может сказать: а я не пользуюсь свободным софтом, и мне ok. Это понятный подход, но близорукий. И вот почему:

  • Точно не пользуешься? Напомню, что Android основан на ядре Linux, прошивки роутеров и многих других устройств базируются на свободном софте или включают его в себя. Совсем не используют СПО сейчас, пожалуй, только фанаты Apple… Но ядро Mac OS X — Darwin — базируется на FreeBSD.

    Без свободного софта не было бы большей части современной инфраструктуры.

  • Конкуренция. Свободное ПО разрушает монополию крупных вендоров, не позволяет им расслабиться: забить на прогресс с одной стороны и задрать цены — с другой. Я сейчас не буду отвлекаться на увлекательные срачи по поводу «стоимости владения», просто отмечаю сам факт этой конкуренции.

    При этом особенность рынка такова, что порог входа на коммерческий рынок в уже сложившихся нишах крайне высок по маркетинговым затратам. Популярность приносит популярность. Можно сколько угодно говорить, что в свободном ПО главное — это свобода, а не бесплатность, но именно бесплатность позволяет набрать достаточную пользовательскую базу. То есть, на данный момент нельзя создать, например, коммерческий сервер баз данных, конкурентное давление которого будет заметно Oracle или Microsoft. Бесплатный можно, а чтобы он развивался в достаточном для конкуренции темпе нужно или очень-очень много денег на зарплаты, или открытый проект, куда без явных денежных вливаний будут вносить вклад все заинтересованные стороны.

    Без свободного софта рынком рулили бы монополии в полное свое удовольствие.

  • Интернет. На данный момент, если убрать свободный софт, интернета просто не будет. Конечно, если убрать, то проприетарная замена быстро будет создана и внедрена… Но во-первых, себестоимость интернета была бы намного больше, не столько из-за цен на лицензии, сколько из-за издержек, связанных с многочисленными вендор-локами. Впрочем, и лицензии сыграли бы свою роль, особенно в хостинге. Сейчас, правда, облачная винда в Azure вроде бы стоит вменяемо, но до «облачной эры» развернуть хостинг на винде было весьма и весьма недешево. А сами «облака» возникли и развились как явление на свободном ПО и под давлением свободного ПО.

    То, что сейчас развернуть лендинг или простой интернет-магазин доступно буквально каждому — тоже заслуга СПО.

И эти факторы — не что-то, что случилось, и можно идти дальше. Это продолжающиеся процессы. При отсутствии или ослаблении позиций СПО корпорации по своей природе потянут одеяло в сторону монополизации, фрагментации (во имя вендор-ло­ка) и удорожания всего и вся.

Если не Столлман, то кот?

Возвращаясь к текущей ситуации. Почему бы сообществу не сдать Столлмана толпе и не объединиться вокруг менее раздражающей фигуры? Ведь действительно — чувак задолбал если не всех, то очень и очень многих, кого личной эксцентричностью, кого упрямой бескомпромиссностью…

Ну, во-первых, а на кого? В роли идейного лидера можно представить разве что Торвальдса или Реймонда, но они уже сами «кансельнутые», а больше никто такой известностью не обладает.

Во-вторых, даже если такая фигура и найдется, ее компромиссности хватит не надолго. По объективным причинам хакерская этика несовместима с «новой». Так что уход Столлмана в тень не принесет пользы.

А вот вред принесет, ибо, в-третьих, победа SJW их только убедит в собственной правоте и силе, а сообщество СПО наоборот — расколет и деморализует. Вопрос ведь не в персоналиях, а в отверждении новой нормы.

И кстати, почему Столлман, а не более прагматичный и готовый к компромиссам человек. Дело еще и в том, что прагматичным и готовым к компромиссам можно быть только когда существует и радикальная позиция. Если убрать Столлмана, то позиция Реймонда будет крайней и экстремистской, а от прагматиков будут ожидать совсем других компромиссов. Именно поэтому вообще важно наличие именно идеологической фигуры в публичном поле.

И?..

Я, честно говоря, не вижу, что тут делать, кроме того, чтобы не молчать. Ну, разве что еще подписать письмо в защиту Столл­мана15.

На самом деле, мне кажется, это вообще единственный способ бороться с моральными паниками и манипуляциями общественным мнением — высказывать свою позицию, даже если она кажется непопулярной, маргинальной. Молчать в таких случаях — значит закручивать спираль молчания.

Кто-то должен говорить, что ложь — это плохо. Что дискриминация — это плохо. Даже если все прогрессивное человечество считает такие взгляды устаревшими и неэтичными.

А свобода — это хорошо.

  1. Первоисточник — https://linuxreviews.org/RMS_Ha­te_Let­ter_Sig­ners_Over­ta­ke_RMS_Sup­port_Let­ter_Sig­ners_By_A_Wi­de_Mar­gin_Thanks_To_“Dis­co­ve­r­ed”_Mail-in_Bal­lots.
    Перевод — https://www.opennet.ru/opennews/art.shtml?num=54876

  2. Пост 2013 года «Откуда ждать подлянки»

  3. https://social.librem.one/@johns/105971045184138347 

  4. https://www.fsf.org/blogs/executive-director/management-team-members-resigning 

  5. https://libreboot.org/news/rms.html.
    Перевод там же — https://libreboot.org/news/rms.ru.html 2

  6. https://3dnews.ru/816229 

  7. https://www.cnews.ru/news/top/2018-09-17_skandalno_izvestnyj_sozdatel_linux_otoshel_ot 

  8. https://www.opennet.ru/opennews/art.shtml?num=52468 

  9. https://ru.wikipedia.org/wiki/Минский,_Марвин_Ли 

  10. Цитата: «We can imagine many scenarios, but the most plausible scenario is that she presented herself to him as entirely willing. Assuming she was being coerced by Epstein, he would have had every reason to tell her to conceal that from most of his associates». 

  11. https://ru.wikipedia.org/wiki/Эпштейн,_Джеффри 

  12. https://www.opennet.ru/opennews/art.shtml?num=51498 

  13. https://www.opennet.ru/opennews/art.shtml?num=54816 

  14. https://rms-open-letter.github.io/
    Перевод — https://rms-open-letter.github.io/index.ru 

  15. https://rms-support-letter.github.io/
    Перевод — https://rms-support-letter.github.io/index-ru.html  2

  16. https://github.com/rms-support-letter/rms-support-letter.github.io/issues/3484 

  17. https://www.opennet.ru/opennews/art.shtml?num=54824 

  18. Более подробно о неприменимости «этических» ограничений в лицензиях см. https://www.gnu.org/philosophy/programs-must-not-limit-freedom-to-run.html