Накинь улыбку на губы, как шаль на плечи, Я приглашаю тебя совершить прогулку, Мы пойдём погулять по местам моих песен, Ты лишь не забудь — накинь улыбку на губы.

Мы разогреем сердца дешёвым портвейном, Мы заморозим кровь улыбкою хриплой гитары, Потом постоим на вершине под северным ветром И рухнем на скалы. Мы рухнем на скалы.

Но это лишь пункт в обширной программе, Нас ждут, чтоб сожрать, ещё дикие звери, Затем забежим на часок к Далай-Ламе, Чтобы разбить всю посуду и вынести двери.

Заглянем на почту и отправим там письма, Энштейну, Зануде, Адаму и Мао Дзедуну, Потом погуляем по парку, где жёлтые листья Я в кучу смету, соберу, разожгу и задуну.

Ещё постоим над моею могилой, Читая затёртую временем надпись на камне, И ты мне расскажешь с иронией милой, Как долго пыталась устроить здесь вечное пламя.

Прибудем на праздник чужой, где упьёмся шампанским, Разбавив его для приличия водкой палёной. Старушка седая нам будет рассказывать сказки О том, как ворон и чайка играли влюблённых.

Накинь улыбку на губы, как шаль на плечи, Такой прогулки, поверь, ты ещё не видала, Века и парсеки мелькнут в этот вечер… Но если б ты знала, как этого мало.

зима 1996–97