Изменяются лица, года, имена, адреса, Но сюжеты по циклу, по кругу и снова: Уходя — уходи, и молчат голоса, Что ни разу ещё не сказали ни слова.

Остаются печали, друзья, и попытки бежать Повторяются бравым, разухабистым маршем. Вот бы тут поспешить, а там придержать… Как всё просто, когда ты становишься старше.

Хоровод королев без корон и халифов на час, Суета беспросветных мелькающих спиц. Я бегу, я кружусь, ничему никогда не учась, Оставляя невольных везде учениц.

Изменяются лица, года, номера у дверей, Сами двери, однако, всегда остаются одними: За порогами радость, там теплей и светлей, Я без стука вхожу, но других ждут за ними.

Разрываются маски, звеня, обрываются цепи, Разгибаются прутья решёток замшелых темниц. Сделал мавр своё дело, и снова туманы да степи, Снова вольная воля мелькающих спиц.

Всё по кругу, следы продавив на граните, Ухожу, потому что я здесь уже был, Несмышлёных младенцев невольный учитель, По-над бездной подвалов надёжный дубовый настил.

Изменяются лица, года, имена, адреса, Но сюжеты и двери одни, как в бездарном театре, И молчат до сих пор в небесах голоса. Спящий проснётся, когда с меня хватит.

июль 1997