Сыплется снег откуда-то сверху, Хлюпает под ногами, Сыплется, словно спешит на примерку С нашими воротниками.

Город, весь в белом, застыл полусонным Растянутым многоточием, С улыбкой я слушаю закалённой, Как ты меня пропесочиваешь.

Голос твой милый, снег этот белый, Как из романса старинного, Где-то тут мальчик со стрелами бегает, С рожицею невинною.

Что ты щебечешь, я, право, не знаю, Какая, прости меня, разница? Я на тебя смотрю, улыбаюсь, И мне это очень нравится.

Знаешь, милая ты снегурочка, Улыбнись хоть разок. Ну вот. Посмотрела хмуро так, Что я чуть-чуть не продрог.

Мы же с тобою гулять пошли, Просто, пока идёт снег. Спрячь коготки, хвостик выпуши, И носик, конечно, вверх.

Будешь ещё печалиться, милая, Пихну головой в сугроб, А нынче довольно сыро там — Замёрзнешь, простынешь и в гроб.

Буду я плакать и маяться, А ты — надо мною подшучивать… Вот! Уже улыбаешься! Вечно ты меня мучаешь.

предположительно зима 1996–97